15 неудобных вопросов Александру Урбанскому о проблемах Измаила и Бессарабии

15 неудобных вопросов Александру Урбанскому о проблемах Измаила и Бессарабии
21 октября 2020 | 10:45 | 0

Еще год назад Урбанские и Андрей Абрамченко пели в один голос «День победы» на 9 мая под улюлюканье измаильчан, задорно улыбались с одной сцены на общегородских праздниках, ели вместе уху на «Бессарабской тантелле» и с удовольствием позировали в обнимку с мэром на камеру, снимая селфи с довольными горожанами. Что произошло, и почему братья так резко стали плохими? Кроме того, вскроется правда о невыплате зарплат на судремзаводах, причастности Урбанских к развалу Измаильского порта и планах этой семьи на политической арене региона.


1. Почему Измаил? Почему Придунавье? Ведь сам Вы одессит. Когда начали «заходить» на Измаил и юг области? Каким образом вам достались ремзаводы в Измаиле и когда (дата), что изменилось там за это время.


Мало того, я одессит в пятом поколении. Если углубиться в историю, в начале 2000-х годов в Измаиле существовали два судоремонтных предприятия. Одним из них в это время начал руководить мой старший брат Анатолий. Оттуда пошло развитие нашего измаильского бизнеса. В конце нулевых мы купили право аренды, а позже выкупили у государства и весь завод. Вот, собственно, поэтому и Измаил. Когда мы только начинали, у нас работали два десятка человек. Потом потихоньку предприятие стало возрождаться, народа становилось все больше и больше. В какой-то период времени на 99-м заводе работало уже 1500 чел. Со временем был приобретен второй завод в Крепости. Мы помогали своему трудовому коллективу, и когда поняли, что способны привнести благо и в город, тогда и начали плотно «заниматься» благотворительностью в Измаиле. Уже потом в 2014 я решил здесь баллотироваться в депутаты ВР. И с 2014 по 2020 я и мой брат представлены, не только как бизнесмены, но и как политики в том числе.

 

2. Кем лично Вы и брат являетесь на заводах. Какова экономическая обстановка на предприятиях, ее можно назвать стабильной? Сколько люди зарабатывают здесь и действительно ли заводы не платят зарплаты людям. Правда ли что 90% судов на ремзаводах российские и каким еще бизнесом занимается Ваша семья?


Я директор по экономике на заводе в Крепости. Брат на заводах в данный момент не работает, у него на заводе в Измаиле приемная как у народного депутата.

Кроме судоремонта, мы также занимаемся транспортным бизнесом. У семьи есть одно собственное судно. Перевозит оно проектные грузы, речь идет о тяжелых и сложных конструкциях. Те, которые используются в строительстве, например, нефтяных вышек, заводов, сложных морских конструкций. Да, и «Ветряки» в том числе.


Назвать среднемесячную зарплату сложно. Дело в том, что у нас в расчетах применяется так называемый коэффициент сдельщины. То есть, чем больше люди сделали, тем больше они получили денег в конце месяца. Сейчас, конечно, среднемесячный заработок радикально отличается от того, который был 4 - 5 лет назад, потому что наблюдается спад производства. Меньше ремонтируют – меньше зарабатывают. Но могу отметить, что на уровне нашего региона это достойный заработок. Это точно больше 10000 грн, а в некоторых случаях – намного.


Сейчас ни у кого нет стабильности. Я думаю, ни для кого не секрет, что в Придунавье второй год подряд свирепствует засуха и, к сожалению, наши аграрии испытывают очень большие трудности с урожаем. Основная часть наших судоремонтных заказов дают те люди, которые перевозят зерно. Если у аграриев нет зерна - им нечего продавать, нечего продавать - нечего возить, нечего возить - нет денег на судоремонт. Поэтому у нас сейчас во многом из-за засухи и трудности в производстве. Но потихоньку заводы выходят из кризиса, как-то выкарабкиваемся. Начали развивать судостроение, которое, в принципе, нам и позволяет выходить на «ровный киль».


Как мы можем не платить людям зарплаты, если это уголовное преступление? Заводы выплачивают зарплаты, бывает и с задержками – да. Но заметьте, что это случилось первый раз за 20 лет существования ремзаводов под нашим менеджментом. Задолженности по зарплате у нас сейчас нет, все сотрудники довольны. Скажу больше, народ, наоборот, начинает возвращаться на предприятия, в том числе и из-за границы.


Насчет российских судов – тоже неправда. Так было когда-то. Потому что основной флот, который мы тогда ремонтировали, исходя из наших проектных мощностей – это тот, который оперировался на реках и водоемах РФ. С 2014 года такое соотношение радикально поменялось. У нас сейчас уже есть и иностранные заказчики, европейцы. Как я уже сказал, в этом году мы активно взялись за судостроение и недавно построили самую большую баржу в Украине, которая в том числе помогла нам выплатить зарплату, о которой так сильно переживают в районе, утверждая, что заводы Урбанских не платят людям зарплату.


3. Зачем вы хотите развалить порт Измаила? У вас блестящее образование и несколько дипломов престижных вузов Европы – морской юрист и менеджер – ответьте доступно: что такое концессия и ее суть по отношению в Измаильскому порту.


Категорически не имеем желания что-то развалять. Есть одна только цель – сохранить порт для измаильчан. Когда я был депутатом ВР, я являлся членом транспортного комитета и возглавлял подкомитет по море-хозяйственному комплексу. Появились желающие взять этот порт в аренду. На тот момент я приехал к руководству Измаильского порта и предложил вариант сохранения предприятия в руках измаильчан. А именно - создать компанию, учредителем в которой будет трудовой коллектив. Насколько мне известно, эта компания была создана. Имею ли я к ней отношение? Не имею. Знаю ли я, что там происходит? Да, знаю. Какая дальнейшая судьба порта? Если его будут брать в аренду либо хотят купить (приватизировать), то благодаря этой созданной компании и идее, которую я предложил, порт удастся сохранить в руках измаильчан. Потому что трудовой коллектив всегда в таких конкурсах будет иметь первоочередное право требования. Как говорят англичане: «Это просто, как яблоко».


К сожалению, «зеленая власть» сейчас решила не сдавать порт в аренду и не приватизировать его, а обойти это, используя брешь в законодательстве - сдать порт в концессию. В этом случае закон не предполагает первоочередное право требования трудового коллектива перед передачей целостного имущественного комплекса в концессию. На самом деле очень горько осознавать, что центральная власть не особо заботится о судьбе этого предприятия, которое является градообразующим у нас в Измаиле. Именно порт платит самое большее кол-во налогов в городской бюджет. Следовательно, они совершенно не переживают и за судьбу сотрудников порта.


Развалить порт, как вы выразились, Урбанские не планируют. Я объясню почему. У нашей семьи нет интересов в стивидорной деятельности и у нас нет цели - брать предприятие Морской торговый порт «Измаил» в аренду, концессию либо приватизировать. Если бы мы хотели заниматься перевалкой, у нас есть два судоремонтных завода, где имеется достаточное количество причальных стенок, кранов.


Если бы нам было интересно развивать этот вид бизнеса, мы бы давным-давно начали это делать.


4. Откуда появилась столь тесная дружба с мэром Измаила Андреем Абрамченко и от кого исходила инициатива наладить сотрудничество? Что было в приоритете: человеческие отношения или бизнес-интересы? Продумана ли была установка на создание образа «свой рубаха-парень» перед местным населением?


Общение началось в 2011 году примерно через год после того, как Андрей Вячеславович в первый раз стал мэром. Мой брат Анатолий приехал к нему в городской совет и просто спросил, чем надо помочь городу. Да, у нас тогда уже были вопросы, связанные с налогами по земле. Это и стало первопричиной прихода в мэрию. Абрамченко сразу же сказал, что с этим помочь не могу. На что мы ответили, ладно сами разберемся с этим в рабочем порядке, но упомянули, что действительно хотим помогать Измаилу. Наша тесная дружба, как бы это сейчас ни звучало странно, началась с мусорных баков. Мэр сказал, что в городе их не хватает и что это – именно то, чем завод может реально помочь. Как известно, наши ребята умеют работать с металлом. Заводы начали делать мусорные баки, позже стали варить лавочки, скамейки, урны, детские площадки ставить по городу. Наш завод ремонтировал опоры освещения на проспекте Мира (тогда он был еще Ленина). Стелла на площади Мира отремонтирована руками наших рабочих и на средства предприятий. Еще в 2011 - 2012 гг., она была демонтирована, отреставрирована, заново выкрашена и в таком виде поставлена на центральную часть площади. У города тогда был очень скудный бюджет и очень много проблем, которые нужно было решать. Действительно, в те годы Абрамченко часто обращался за помощью. Мы отремонтировали приемное отделение в городской больнице, потом и несколько кабинетов в детской поликлинике (старое здание на проспекте Суворова). Сейчас, в 2020 году все эти вложения ушли в забвение – детская поликлиника переехала, а горбольнице предстоит масштабная реконструкция. У города появились «царские» замашки, и как было в тяжелые времена, видимо, позабыли. Или можно сказать проще, госбюджет выделяет средства и нужно куда-то списывать деньги…


Никакой стратегии втереться в доверие и войти в «команду» не было. Это было искреннее желание помочь городу, который мы любим. На тот момент у заводов была такая возможность, ну и самое главное – желание. К нам обращались – мы помогали. Никаких корыстных интересов с нашей стороны не было.


Действительно, дружба и теплые человеческие отношения были, да и у кого-то есть, наверное, и до сих пор. Мы ни с кем не ссорились, и, скорее всего, в начале это был некий пиар-ход – оборвать связи с Урбанскими. Думаю, что мэра заставили, и он проявил слабость.


Начиналась наше сотрудничество с банальных рабочих отношений, завязавшихся на теме помощи городу. Дальше общение становилось интенсивней, видеться приходилось чаще. Можно сказать, что оно стало ежедневным. И оттуда, из этих взаимоотношений и выросла наша дружба.


5. Фонд Урбанского «Придунавье» подарил Измаилу Клушинский сквер, который стал излюбленным местом горожан. Куда девалась памятная плита в нем? Расскажите, кто занимался проектированием и воплощал в жизнь идею и чья она в принципе? Насколько качественно было это сделано и почему он так быстро потерял свой внешний вид: музыка вскоре перестала играть, вода грязная и сквер ухоженным назвать сложно.


По поводу памятной плиты. Я даже делал пост на своей странице в Фейсбуке. Видимо, крепкие хозяйственники забрали ее куда-то. Может быть, хотят отреставрировать... Я не знаю.
Тогда город нам просто указал место, и мы полностью за счет фонда «Придунавье» профинансировали разбивку сквера, установку светомузыкального фонтана, укладку плитки, лавочек и высадку деревьев и цветов. Делалось это силами местных подрядных организаций. Плитку производили тогда в Измаиле. Фонтан устанавливала специально аккредитованная фирма, которая умеет и знает, что это за техника. Деревья высаживали наши сотрудники, и мы сами с братом несколько саженцев посадили. Мэр также участвовал в этом. Служба ЖКХ помогала с обустройством. Вообще, дружно все было, даже не задумывались, что это когда-то кого-то заинтересует, кто сделал и за чей счет…


Это было в 2014 году, в период моих выборов в народные депутаты. Мы все это подарили городу, и за этим всем нужно было просто дальше присматривать. Если музыка перестала работать, то значит оборудование нужно обслуживать, приглашать специалистов. Я знаю, что были проблемы с работой самого фонтана – там забивались фильтры – но это не потому, что оборудование плохое. Оно итальянское и попросту не рассчитано на такое качество воды. К сожалению, за этот период (с 2014 года по сегодняшний день) относительно качества воды в Измаиле мало чего, на самом деле, сделано. Повторюсь, за всем нужен уход.


6. Многие ругают Фонд «Придунавье». Говорят, что он не помогает при обращении отдельных граждан. Это правда?


Откровенная ложь. У нас зафиксировано несколько тысяч обращений, и нуждающимся постоянно оказывается помощь. К сожалению, чаще всего это просьбы о помощи на лечение, в основном онкобольных. Также, бывает, что просят установить детскую площадку в каком-нибудь селе, заменить крышу, установить окна – наш фонд выполнял и такие работы. Мы за счет фонда часто ремонтируем амбулатории и другие помещения социальной сферы.


7. Почему ушли из Рады? Не было сил и ресурсов на предвыборную кампанию? Намерены ли в будущем идти в нардепы?


Потому что в 2019-ом, когда заканчивалась моя каденция, семейные обстоятельства сложились так, что я не мог дальше баллотироваться в ВР. Попросил своего брата подставить мне плечо. Откровенно говоря, не хотелось, чтобы результаты нескольких лет работы здесь на округе, всё нами сделанное кануло в лету. Вы вот упомянули Клушинский сквер – за ним плохо следят, и он пришел в негодность. А он может и вовсе исчезнуть, как памятная плита… То же самое может случиться с любым объектом, который мы за эти годы отремонтировали за счет фонда, и за счет областного бюджета, и за счет государственных средств, которые я и мой брат привлекали на округ, как народные депутаты. За всем этим нужно следить и поддерживать в рабочем состоянии.


Именно поэтому я и попросил своего брата, так как мы были есть и будем одной семьей, и он пошел в Верховную Раду вместо меня.

 

Вам там понравилось? Расскажите, какая там обстановка и планируете ли когда-нибудь в будущем вновь стать нардепом.


Нет, не понравилось. Очень нехорошая аура. Но кормили отлично. Скажу честно, омаров там нет, и черной икры тоже. В принципе, есть еда на любой вкус: и паровые котлетки, и отбивные жареные, и картошечка. Даже есть измаильская и килийская клубника, помидоры из Утконосовки и из Новосельского. Не планирую туда возвращаться, просто не хочу.


8. Перед предыдущими парламентскими выборами 2019 года Вы отказались баллотироваться в депутаты и передали эстафету своему брату Анатолию. При этом заявили, что ставите на первое место интересы вашей семьи. Сейчас снова вернулись в политику. Почему, семья уже всем довольна и не нуждается в вас? Какие планы ставите на этот раз, выдвигаясь в депутаты местных советов.


Работа в ВР и в областном или городском совете – это, как говорят в Одессе, две большие разницы. Уровень нагрузки народного депутата и круг задач, которые он может и должен решать, совершенно несопоставимы с теми проблемами, которые стоят перед областным и городским советами. Семья моя не то чтобы была недовольна, когда я там работал. Просто мои личные обстоятельства вынудили меня вернуться домой, в Одессу. И в бизнес.


Планы в свете нынешних выборов очевидны. Задача наша - в том, чтобы создать такую же сильную команду, которая работала в регионе с 2014 по 2020 годы. И что немаловажно – создать вертикаль власти. Понимаете, каким бы ни был хорошим народный депутат, он не так много может сделать, когда у него нет поддержки в областном совете. Кроме того, каким бы ни была эта поддержка в областном совете, сложно что-то сделать, когда нет поддержки и взаимопонимания здесь, в органах местного самоуправления. У нас с 2014 по 2020 год была очень хорошо отлажены эти связи. Я, как нардеп, привлекал в город средства, мой родной брат, как глава облсовета, также следил за поступлением средств в город из облбюджета. А на местах уже самоуправление отвечало за то, как эти деньги расходовались. Точно так же, каким был ни был хорошим мэр, он не сможет сделать многое сам, без представительства и поддержки в вышестоящих органах власти.


Каждый мэр, желающий иметь в своем городе, достаточное количество ресурсов для развития и процветания неизбежно должен иметь и лоббистов в области и в Раде.


Мэры не привлекают деньги! Деньги привлекают народные депутаты. А вот мэры уже распределяют их: проводят тендеры и занимаются непосредственно развитием города, так скажем, на земле. Мы все прекрасно помним Измаил до 2010 года, до того, как Абрамченко стал мэром. Я сам помню, как приезжал в город (в пятницу уезжаю, в понедельник возвращаюсь) и при въезде была огромная яма. Пересекаем переезд – машина «б-у-у-х» - сразу становилось понятно: «Здравствуйте, вы в Измаиле!». С 2010 начались кардинальные изменения. Вдумайтесь, с 2010 по 2014 годы – что происходило? Вот именно в тот период, город и просил нашей помощи, в виде лавочек или мусорок, ремонтов и др. Не город финансировал все эти вливания, а делалось все за деньги частного бизнеса. Не хотелось бы так говорить: «Посмотрим, что с городом будет дальше, если эта вертикаль поддержки исчезнет». Чтобы город развивался еще больше, становился красивей и комфортней для жителей, мы опять должны отстроить эту вертикаль ради будущего Придунавья. Один в поле не воин, один человек не может сделать ничего. Именно поэтому есть необходимость восстановить представительство и в областном совете, и в органах местного самоуправления


9. Чем «За Майбутнє» отличается от других партий? Кто стоит у истоков и каковы главные идеи, что может стать причиной, чтобы избиратель Бессарабии проголосовал за кандидатов от этой политсилы.


«За Майбутнє» – это новая партия, которую в Одесской области создали мы, Анатолий и Александр Урбанские. Откуда возникло это название? Когда в 2019 брат как мажоритарщик и самовыдвиженец шел в ВР, он пообещал не присоединяться ни к какой политсиле. Он вошел в депутатскую группу, образованную из таких же мажоритарщиков как он сам (это 25 нардепов-самовыдвиженцев). По правилам, когда ты образовываешь группу, ей нужно дать название. Было решено дать ей название «За Майбутнє».


Когда мы подошли к моменту местных выборов, теперь уже Толя попросил меня подставить ему плечо, чтобы он мог быть на 100% действенным депутатом. Для обеспечения поддержки в облсовете, я решил баллотироваться в депутаты облсовета. Когда мы раскинули, так скажем, пасьянс из тех партий, которые представлены на политической арене Одесской области, выяснилось, что мне сложно представить себя в рядах любой из действующих политсил.
Со «Слугой народа» все просто, я не могу переступить себя и пойти вместе с этими людьми одним путем. Эта квазипартия продала всем нам, украинцам, мыльный пузырь. Да, он был красивый яркий и переливался, но по сути никакой смысловой нагрузки не нес. Мы видим, туда стремятся, в основном, люди, которые много говорят и мало что делают. Мне было бы не с руки быть с такими персонажами рядом.


Почему не ОПЗЖ? Хотя и во многом разделяю их суждения и подходы, я просто знаю, как у нас в стране относятся к жесткой оппозиции (исходя из практики нахождения в ВР в сессионном зале). К сожалению, в Украине нет закона об оппозиции. Поэтому с кресла оппозиционера я по факту не смогу сделать и 10-ой доли того, что буду людям обещать. Это неправильно, это нужно менять, но менять это нужно на общегосударственном законодательном уровне.
Что касается других политических сил поменьше, можно сказать, областных? Ну, я, например, не понимаю, каким образом партия, во главе которой стоит мэр Одессы, будет заботиться о благосостоянии города Измаила. Я сейчас говорю о «Доверяй делам».


«Наш край» – эта политсила, тоже на мой взгляд, не заслужила большого доверия в нашем регионе. Я езжу в соседние районы и вижу, какая работа там проводилась, вернее не проводилась. Потому что, если сравнить 143-ий округ с другими округами Бессарабии, где была представлена эта партия, то сравнение будет далеко не в пользу «Нашего Края».
Как раньше, так и сейчас, я уверен, что депутат может и должен работать на тот регион, от которого он прошел в ВР. Одно из основных конкурентных преимуществ партии «За Майбутнє» – это то, что из всех политсил, только у нас уже есть сильное представительство в Раде (как я уже сказал, это группа из 25 действующих нардепов, которые будут отстаивать интересы своих однопартийцев в областных и районных местных советах).


10. Злые языки говорят, что суть этой политической силы – распродать всю Украину. Сколько стоит «зайти» в «Майбах»? Правда ли, что в её главе стоит Коломойский и олигархические интересы. Кто из известных людей у руля и что они могут предложить населению этого региона сейчас, конкретные шаги.


Нет, это неправда про цели распродать страну. Суть этой политсилы – развивать Украину. Главой общеукраинской группы «За Майбутнє» является Игорь Петрович Палица. Как я уже говорил, этих нардепов-мажоритарщиков объединило стремление собрать команды на местах. Для этого и была создана одноименная политическая партия. Игорь Петрович ее и возглавил, так как партийное строительство предусматривает должность руководителя. Это что-то типа директора на фирме. Должен же кто-то нести ответственность.


Нисколько не стоит. Наверное, трудно в это поверить. Но мы не продавали ни одного места. Это не наш бизнес мы другими вещами деньги зарабатываем. Кроме того, партия новая, на политической бирже котировок на нее нет. Это вам не пресловутая зеленая франшиза на местах. (Смеется)


Главой партии по Одесской области является знакомое для всех в регионе имя – Анатолий Игоревич Урбанский, мой брат член бюджетного комитета при ВР Украины. Партия «За Майбутнє» в регионе – это партия под брендом Урбанских.
Что мы можем предложить населению? Да просто пообещать делать то, что и раньше делали. Без экспериментов и выдумывания велосипеда. Есть четкий алгоритм работы, он показал себя эффективно, и мы намерены дальше по нему двигаться. Как народный депутат, и избиратели мои это подтвердят, я выполнил все свои предвыборные обещания. Многие даже не верили, что можно так много сделать.


Вот вам пример: никто не верил, даже руководство района, что можно будет когда-то сделать дорогу «Броска - Новая Некрасовка». Мы с коллегами в Верховной Раде (у нас тоже было создано межфракционное объединение под названием «Юг Украины», в него входили депутаты от Одесской, Николаевской и Херсонской областей) – каждый из нас лоббировал для своей области определенные интересы. В эту группу входил и мой друг и коллега, Павел Унгурян, он родом из Измальского района (село Першотравневое). Его родной брат Вениамин сейчас тоже баллотируется от нашей политсилы в областной совет. Мы с Павлом всегда отстаивали интересы области относительно развития инфраструктуры. Так вот, именно при поддержке «Юга Украины», у нас получилось привлечь средства, чтобы отремонтировать вышеупомянутую дорогу, построить дорогу «Измаил – Камышовка», «Першотравневое – Суворово», «Измаил – Каланчак». Нам еще много дорог предстоит построить в регионе. И, я уверен, что партия «За Майбутнє» в этом нам как раз и поможет.


Я никогда не давал обещаний, которые не могу выполнить. За 5 лет своей депутатской деятельности я понял, что нет вопросов, которые невозможно решить. Любая цель достижима, если ты понимаешь, как к ней двигаться.


11. За кого голосовали на президентских выборах Вы и ваша семья? Ваше отношение к политике Зеленского. Если бы сейчас случились выборы, за кого бы отдали свой голос, кто может быть нужным Украине президентом?


В 2019 году я голосовал за Петра Алексеевича Порошенко, и моя семья, кстати, тоже.
Что касается политики Зеленского: я прекрасно понимал, что популизмом все и закончится, поэтому так и голосовал. Человек, который идет на такую ответственную должность, должен понимать, что он берет на себя ответственность за всю страну. Тогда со стороны Зеленского это было решение, продиктованное хайпом, на этом же и был построен весь его рейтинг. То, что нам обещали, не сделано. Я просто, как человек, который побывал в политике и видевший эту кухню изнутри, четко понимал, что это так и случится. Зато теперь украинцы знакомы с этим феноменом и, я надеюсь, больше не повторят подобную ошибку.


За кого проголосовал бы сейчас? Назовите мне кандидатов. Украине нужен опытный политик с основным подходом – центризм. Мы все устали от того, что нам диктуют непонятные условия с запада. Мы также понимаем, что не всегда выгодные условия игры нам навязывают и с востока. Поймите, мы сами можем сделать нашу страну успешной. И своей деятельностью, как нардеп - мажоритарщик в отдельно взятом регионе я всегда пытался доказать этот факт. Я верю, что есть еще люди, которые не на словах, а на деле любят свою страну и готовы пожертвовать своим временем, а иногда и благосостоянием, чтобы сделать что-то хорошее для своих земляков.


12. Как оцениваете действия Абрамченко в 2014 году? Это я о событиях 2-го мая.


Тему «2 мая» полощут и затрагивают только те политики, которые хотят заработать на этом дешевые политические дивиденды. Я считаю, что это – верх цинизма, пытаться задавать эти вопросы, и на этом спекулировать.
Что касается действий Абрамченко, как мужчина и бывший офицер, он поступил правильно. Думаю, войти в гущу событий и всеми способами не допустить волнений и беспорядков в своем городе обязан каждый мэр. Но это было в 2014 году. Поступил бы он так сейчас, в 2020 году? Очень большой вопрос. Андрей Вячеславович образца 2014-го года и Андрей Вячеславович сейчас – это две большие разницы…


13. Был ли конфликт Урбанских и Абрамченко, у обоих или отдельно у вас лично? Если да, что стало причиной.


У нас не было веских причин для конфликта. Мы никогда лично не ссорились. Я более чем уверен, что пройдут выборы, и будет попытка снова вернуться к нормальным рабочим отношениям. Мы точно настроены, чтобы наша политическая сила работала на благо развития Измаила. Мы должны добиться прозрачности бюджета, понимания логики распределения средств, чтобы горожане могли точно знать, какая улица и когда будет ремонтироваться, чтобы окраины наши выглядели точно так же хорошо, как и центр. Вот цена возможного компромисса.


14. То есть на следующее 9-ое мая, если закончится карантин, песню «День победы» вы снова споете вместе?
Конечно. Если закончится карантин, я и мой брат с удовольствием споем на центральной площади Измаила эту прекрасную песню и еще много других.


15. И последнее, я слышала, что кандидатам от «За Майбутне» уже палят автомобили. Речь идет о сгоревшем ночью в Измаиле дорогом джипе третьего номера по территориальному списку в область Дмитрии Зеленькове. Что это бизнес или политика?


И то и другое в одном флаконе. Я уверен, что правоохранительные органы проведут профессиональное расследование этого преступления, а партия даст свою оценку происходящему в политическом контексте. На этом закончим.


Автор: Ирина Тимошенко
 

                      

Следите за новостями Одессы и Одесской области на сайте Трасса Е-95.
Подписывайтесь на нас в 
Facebook и Telegram.

Всего 0 комментариев
Сегодня, 23 ноября
Все материалы
Все материалы
Все материалы
img

Архив