Мне не хватало на еду, но морально было не тяжело: я изучал программирование –переселенец из Донецка

Мне не хватало на еду, но морально было не тяжело: я изучал программирование –переселенец из Донецка
4 мая 2017 | 11:31 | 0

(Предыдущие интервью из цикла читайте по данной ссылке, здесь и здесь)

 

Дмитрию Макаренко – 30. По образованию он – инженер – машиностроитель, бывший аспирант Донецкого национального технического университета. Найти работу по специальности в Николаеве, куда он уехал из Донецка из-за начала Антитеррористической операции на Востоке Украины вслед за девушкой, а ныне женой Еленой, Дмитрий не смог. И начал учиться на программиста.

 

Завершить обучение и получить практические навыки новой специальности он смог уже в Одессе, для чего ему пришлось три месяца в буквальном смысле голодать. Дело в том, что государство так и не выплатило ему положенную аспирантскую стипендию, которую перестало платить еще весной 2014 года. Поэтому после переезда в Одессу денег на еду у Дмитрия практически не осталось. Спасла гуманитарная помощь, которую получила его сестра – мать-одиночка и поделилась с Дмитрием.

 

Сегодня Дмитрий старается много улыбаться. И о пройденном им пути говорят только очень седые волосы, больше свойственные 40-летнему, чем 30-летнему.

 

Проекту "Среди нас" Дмитрий рассказал, как организовал клуб для желающих улучшить свой разговорный английский "Language exchange club Odesa", почему ему сложно было найти друзей среди одесситов и насколько по-разному жители Одессы и Донецка реагируют на снег.

 

- Для начала расскажите немного о себе.

 

- Я родился в Донецке и практически всю жизнь прожил в нем. Учился в Донецком национальном техническом университете. Специальность: горные машинные комплексы (инженер – машиностроитель). После окончания университета меня пригласили в аспирантуру, сначала я преподавал, поступил в аспирантуру, писал диссертацию по этой же специальности.

 

Дополнительно участвовал в научно-исследовательской работе для "Донецкстали".

 

В 2014-м, когда мне было 27, я оставил город и практически все свое имущество и уехал оттуда.

 

- Почему вы приняли такое решение?

 

- Когда в 2014 году в Донецке начались беспорядки, многие начали вывозить бизнес из города. Изначально украинские военные достаточно активно наступали. Потом под Илловайском им нанесли серьезное поражение, и стало понятно, что конфликт затянется. В таких условиях оставаться в Донецке я, конечно же, не хотел, и мы решили переезжать. И как раз в этот момент моей девушке Лене (теперь она уже моя жена) предложили переехать в Николаев вместе с фирмой с сохранением рабочего места. Мы решили, что она поедет, потом чуть позже приеду я, и мы решим, что делать дальше.

 

Я еще некоторое время оставался в Донецке. Потом, в середине 2014 года я сначала навестил ее в Николаеве. В то время я еще был в контакте с моим научным руководителем, пытался дописывать диссертацию. Но осенью 2014 года мне позвонили из аспирантуры, сказали, что надо сделать выбор: либо переводиться в какой-то другой университет, либо… официально университет переехал в Красноармейск на территории Украины. Ну а тот университет, который был в Донецке, он перешел под ДНР. Ну и мне сказали, что надо сделать выбор. В общем, осенью я приехал в Донецк и забрал свои документы из университета… сделал выбор. Сначала я уехал в Николаев, а через несколько месяцев приехал в Одессу. Здесь мы уже поженились.

 

- Как проходили сборы, что вы взяли с собой?

 

- Я особо не помню уже подробностей. Первый раз, когда я ехал в Николаев к Лене, я думаю, что я останусь на время, но потом вернусь и доделаю диссертацию. Потом, когда стало ясно, что надо уезжать, я приехал домой и собрал только необходимые вещи для жизни. Много взять возможности не было - один небольшой чемоданчик.

 

- Как ваша семья, близкие восприняли то, что вы уехали?

 

- В Донецке моей семьей была мама, сестра и племянница. Мой отец уже лет 15 живет в Крыму. Сестра с племянницей поехали в Никополь к бабушке. И они там сейчас втроем живут. Мама продолжает жить в Донецке и периодически приезжает в Никополь.

 

Все воспринимают наш отъезд с пониманием. Постепенно часть знакомых и близких тоже уехала оттуда. Мама осталась, но она прекрасно понимала, что мне там делать нечего. Да и она осталась по той причине, что у нас там имущество – частный дом, квартира, есть домашние животные. И за всем надо присматривать. Если бы была возможность продать это все, я думаю, я бы ее уговорил уехать.

 

Друзья, коллеги - тоже, в принципе, поддерживали. Практически все мои друзья, которые были, они разъехались. Никто не остался.

 

- С отцом поддерживаете связь?

 

- Это стало сложно в связи с этой историей с Крымом. Мы только один раз к нему в прошлом году ездили на его шестидесятилетие. А так у меня нет особого желания туда ездить. Т.е. его хотелось бы чаще навещать, но ездить в российский Крым у меня желания нет. Так, созваниваемся.

 

Отец тоже, конечно, совершенно не в восторге от происходящего в Крыму, но он прожил там уже достаточно долгое время, построил себе дом под Симферополем. Вложил много усилий туда, поэтому и решил остаться: как есть, так и есть.

 

- Как вы из Николаева переехали в Одессу?

 

- В Одессу я попал случайно, потому что когда был в Николаеве, я начал искать работу, и стало понятно, что как инженер я работу не найду. Ее было очень сложно найти. Везде требовался практический инженерный опыт, и я решил перепрофилироваться на программиста. Я прочитал несколько книг по программированию и нашел бесплатные курсы во Львове и в Одессе, которые организовывали IT-компании. Я подал заявку на оба варианта, но в Одессе эти курсы начинались раньше. Я приехал, сдал экзамен, прошел, потом приехал на интервью, и меня пригласили на эти курсы. В общем, я решил, что перееду в Одессу хотя бы временно, чтобы посещать их. И в начале 2015 года я приехал сюда. Окончательно ли я приехал или не окончательно… я до сих пор не верю, что я приехал в Одессу навсегда, тем более меня особо ничего здесь не держит. Но мне нравится город, климат, люди.

 

- Как быстро после курсов вам удалось найти работу?

 

- С работой решилось очень быстро. Когда я еще был на середине курса, на который поступил, я начал рассылать резюме, и одной из фирм требовался сотрудник. Я пришел, пообщался с начальником, оказался очень приятный человек. Правда, они искали сотрудника с опытом, а у меня опыта не было. Но они мне дали возможность пройти стажировку, пока они искали еще кого-то. Я тогда изучал разработку программного обеспечения под технику "Apple", нужен был компьютер Mac, которого у меня на тот момент не было. И они мне разрешили попрактиковаться. Я начал делать успехи через неделю, и они решили меня оставить.

 

- Многие переселенцы говорят о случаях негативного отношения со стороны местных жителей на бытовом уровне, вы сталкивались с чем-то подобным?

 

- Сказать честно, в принципе мало кто знает, что я из Донецка, по мне так сразу не скажешь. Негативный осадок остался только в связи с арендой жилья. И эта проблема продолжает существовать: если люди с донецкой пропиской пытаются снять квартиру, никто им ее не сдает. Один из десяти может согласиться, остальные сразу отказываются. Это очень неприятно, можно сказать, дискриминация, но приходится с этим жить.

 

- В других сферах подобного нет, на работе, например?

 

- На работе все отлично, относятся положительно, поддерживают.

 

- И как же вы сняли квартиру в итоге?

 

- Первый раз я снял комнату через знакомых и родственников. Во второй раз нам повезло просто, и владельцы квартиры не поинтересовались пропиской. В третий раз искала квартиру моя жена, а у нее прописка макеевская, она говорила: "Прописка – Макеевка". И, видимо, не все знают, где Макеевка находится. Ну и последний раз хозяйка забыла поинтересоваться нашей пропиской и вспомнила об этом только тогда, когда мы уже подписывали договор. Видно было, что она занервничала, но в итоге не стала отказывать нам в аренде жилья. Но в целом было много отказов.

 

- А как вам обычно объясняли, почему не хотят сдавать квартиру?

 

- По-разному. Ссылаются на какой-то закон, что, мол, нам отдадут их квартиру, либо нас нельзя будет потом выселить, если мы не будем платить за нее. Совершенно странные обоснования. Кто-то говорил, что у них уже были "донецкие", и поэтому сдавать жилье не будут. Но я думаю, что у большинства страх связан с тем, что они якобы не смогут распоряжаться своей недвижимостью из-за нашего статуса переселенцев.

 

- Насколько сильно изменился ваш образ жизни после переезда в Одессе?

 

- Поначалу, когда я переехал в Одессу, все, конечно, было очень тяжело. Почему? - Потому что у меня банально не было денег. Я ожидал, что мне выплатят аспирантскую стипендию, которую нам перестали платить, еще, если не ошибаюсь, в апреле или в мае 2014 года, когда началась АТО. И с тех пор накопился долг, который я ожидал, что мне будет выплачен. Там было что-то около 8 тысяч гривен, и по тому курсу это были достаточно большие деньги. Этого не случилось, и я в итоге остался совсем без денег. Было очень тяжело, доходило до того, что я не мог купить себе еды. Моей сестре дали гуманитарную помощь, как матери-одиночке, в основном, там были крупы. И она мне переслала половину этой помощи. Это была основная моя еда, я очень похудел. Но морально мне было не тяжело. Я изучал программирование, мне было очень интересно, я был вдохновлен. Поэтому эти трудности прошли незамеченными. И это был достаточно короткий период - около трех месяцев.

 

Потом я нашел работу, мне начали платить зарплату, я быстро начал двигаться по карьерной лестнице. И сейчас я уже нормально себя чувствую.

 

Спортом я как занимался, так и занимаюсь. В остальном, не сказал бы, что мой образ жизни радикально поменялся.

 

- Государство так и не выплатило стипендию?

 

- Нет.

 

- А по другим вопросам обращались ли вы, как переселенец, за помощью к каким-то органами государственной власти?

 

- Обращался. И получил стандартную материальную помощь, которая выплачивалась всем. Сначала, если не ошибаюсь, 800 грн., а потом, через месяц – 400 грн. Потом я стал на учет в центр занятости, где мне платили 500 грн. в месяц, по возможности помогали родственники. И за счет этих денег я смог первое время кое-как прожить в Одессе. Конечно, это не много, но, чтобы выжить, хватило. Потом я нашел работу, и за помощью уже не обращался.

 

- Как, по-вашему, что должно было бы сделать государство, чтобы помочь людям, которые стали переселенцами?

 

- Сложно сказать. Я изначально особо не рассчитывал на государство, понимал, какая ситуация, и, скорее, думал о том, чем я могу помочь государству. Потому что государство было в худшей ситуации, чем я.

 

- Что вы имеете в виду?

 

- Началась война, экономика была практически разрушена. Ожидать какой-то серьезной помощи от государства было бы, наверное, наивно с моей стороны.

 

- А в международные организации за помощью вы не обращались?

 

- Была помощь от ООН моей сестре, как матери-одиночке. Это была еда, которой она поделилась со мной. Целенаправленно я такой помощи не искал. При желании, конечно, можно было бы найти какие-то фонды, которые помогали.

 

- Что стало с вашим имуществом в Донецке?

 

- Все осталось там. С имуществом, в принципе, ничего не случилось, оно только сильно упало в цене. В той квартире, где мы жили с женой, сейчас за символическую плату живут квартиранты. В городе много свободного жилья, цены на недвижимость упали в десятки раз, продавать его бессмысленно, поэтому мама присматривает за квартирой, а сама, живет в доме.

 

Вывезти ничего особо не пытались: это было бы достаточно сложно, т.к. вещей много - разве что на машине их вывозить, а машины у нас не было. Да и особо ценных вещей у нас не было.

 

- За то время, пока вы находитесь в Одессе, сложились ли у вас какие-либо отношения с местными жителями?

 

- Вот с этим было достаточно туго. Мы как-то не совсем поняли эту одесскую ментальность. Я не в обиду говорю, но на востоке Украины другая ментальность. Поэтому, наверное, не сложилось с поиском друзей, и даже через год после пребывания в Одессе у нас друзей не было вообще. Поэтому-то я решил организовать разговорный клуб, и на удивление сразу нашел огромное количество друзей среди людей, которые приехали в Одессу из разных городов и стран, нашел львовян, харьковчан. А одесситов-друзей у меня не так уж и много.

 

Сложно сказать, почему так. Из того, что мы заметили: в Одессе многие зациклены на деньгах, такое все материальное. Когда я организовывал этот клуб и приглашал местных, говорил им, что это бесплатно, они спрашивали: "А как так может быть?" или "Какая тебе выгода?". Им сложно было понять, что возможно что-то делать бесплатно.

 

- А с друзьями, которые остались в Донецке, продолжаете общаться?

 

- Некоторое время я поддерживал отношения с коллегой по университету, но потом мы стали общаться все реже и реже, и вот уже год мы не общаемся.

 

Здесь в Одессе мы общаемся с парой из Донецка. Мы знали друг друга раньше, но не знали, что все живем в Одессе. Потом из Киева приехала девушка, она жила в Донецке и знала и их, и нас. В общем, она собрала всех знакомых из Донецка, и так мы узнали, что живем все в Одессе.

 

- А что за разговорный клуб, расскажите подробней, пожалуйста.

 

- Клуб называется "Language exchange club Odessa". В нем собираются люди, чтобы попрактиковаться в разговорном английском. Подобный клуб был в Донецке, и я его посещал. В Донецке туда ходило много хороших людей. И когда за год мы так и не нашли друзей, я решил сделать нечто подобное здесь. Плюс хотелось практиковаться в английском языке, и другой такой возможности не было. В общем, я сделал объявление в социальных сетях, сначала приходил и сидел один. Потом пришли два человека, потом три человека, пошла молва. Сейчас на встречи приходят уже несколько десятков человек. В рамках этого же клуба уже начались встречи на других языках.

 

- Вы сказали, что в Одессе другая ментальность. В чем вы видите основные отличия Одессы от Донецка?

 

- В Донецке жители, в основном, - это рабочий класс, шахтеры. В обществе там устоялось мнение, что надо тяжело работать, тяжелый труд влияет на статус. В Одессе больше процветает торговля, и все крутится вокруг денег. В Одессе, я считаю, немного другая структура населения, здесь заметно больше представителей среднего класса: за счет моряков, продавцов, айтишников. А в Донецке – большое разделение в обществе было: бедный рабочий класс и верхушка общества – олигархи. В Одессе более равномерное распределение общества, и поэтому жизнь в Одессе более активная, люди более социально активные.

 

Сам город мне нравится, особенно море нравится. Нравится климат, мягкие зимы. Потому что когда в Донецке -30, в Одессе -10. И все тут уже паникуют, что холодно. Смешно, когда в Одессе идет снежок, а все в панике. Меня это до сих пор продолжает забавлять, потому что в Донецке когда валили снегопады, дороги моментально расчищались, и все шли на работу, никто не обращал внимания на снег. А в Одессе из-за снега никто никуда не идет, даже если на улице легкий снежок.

 

Еще, когда мы начали путешествовать по Украине, то с большим удивлением обнаружили, что Донецк в некотором роде уникальный город. За последние, наверное, лет 10-15 туда были сделаны большие финансовые вливания. И в итоге бОльшая часть Донецка, в первую очередь, центральная часть, стала просто идеальной. Там сделали просто великолепнейшие парки. Переходя из парка в парк, по бульварам можно было пройти практически по всему городу. И когда мы начали путешествовать по другим городам, когда в Одессу приехали, мы были удивлены, что на карте написано парк, а в нашем понимании – это посадка какая-то. В нашем понимании парк – он с газонами, с лавочками, с клумбами. В этом плане в Донецке очень красиво было. В Одессе все проще, но это единственное такое значимое для меня различие. Зато в Одессе - старинная архитектура: Одесса ведь лет на 100 старше Донецка. Конечно, в городе несколько грязновато, но я так понимаю, что во всех туристических городах так. Туристы сорят, и с этим, наверное, сложно справиться.

 

- А какие бытовые отличия вы увидели?

 

- В первое время был шок от общественного транспорта, когда мы только приехали и узнали о системе оплаты за проезд в Одессе, которая совершенно уникальная. В Донецке оплата происходит сразу при входе, а в Одессе – при выходе. Причем в Одессе надо передать деньги, и сказать, где ты выходишь. И пока до водителя дойдут деньги и сообщение, не факт, что они дойдут в первоначальном виде. Поэтому у меня бывало так, что маршрутка останавливалась вообще в другом месте, чем мне надо было.

 

В Донецке общественный транспорт был очень классный. Там были новые троллейбусы, новые автобусы, широкие дороги в городе: план города совсем не такой, как в Одессе, улицы широкие. И это все позволяло без проблем ходить большим автобусам и троллейбусам. А в Одессе, в основном, маршрутки. Но привыкнуть к этому можно.

 

Плюс в Одессе больше культурных событий, постоянно проводятся какие-то выставки, ярмарки, кинофестиваль, в Одессе эта сфера более развита, чем в Донецке.

 

- Приезжали ли вы в Донецк с 2014 года?

 

- Да, последний раз я был в Донецке в августе прошлого года. Дорога - это, конечно, целая история. Мы на тот момент только поженились с моей девушкой. И ее пригласила подруга на свою свадьбу. Проблема была в том, что моей жене Лене не успевали сделать паспорт, и поэтому она не успевала сделать пропуск. В общем, мы приняли решение ехать по загранпаспорту через Ростов. Это поездка была просто ужасной. Дорога туда и обратно на автобусе через Харьков, через Ростов заняла четыре дня. И только один день мы провели в Донецке. Если ехать через Украину, через блок-посты, это, конечно, быстрее. Но на праздники там тоже огромные пробки, и люди часами стоят на этих блок-постах. Я так ездил несколько раз.

 

- Проблем при поездках через блок-посты не было?

 

- Проблем не было, но была одна забавная ситуация. Там мужчин достаточно часто досматривают. Вплоть до того, что проверяют содержимое телефонов. Как-то раз я без задней мысли дал свой телефон. И проверяющие его бойцы "Правого сектора" нашли в нем видео 2014 года, где я снимал парад сепаратистов, с флагами России, где они кричали "Россия!". На самом деле там была такая ситуация: намечался проукраинский митинг, но сепаратисты решили его разогнать, все ушли, а я решил остаться и снять, что там будет. И вот "Правый сектор" нашел видео с этого митинга в моем телефоне. Они решили, что нашли сепаратиста, повели меня на разговор, но я поговорил с ними, показал другие видео, в итоге меня отпустили. Правда, автобус задержался где-то на час.

 

- Хотели бы вы вернуться в Донецк жить, и при каких обстоятельствах готовы были бы это сделать?

 

- Я считаю, что те изменения, которые там произошли, необратимы, по крайней мере, в ближайшем будущем. Поэтому я не рассматриваю вариант вернуться.

 

Желание возвращаться туда пропало после последних визитов. Город очень сильно изменился, и даже, глядя на людей, туда возвращаться не хочется. Все очень злые, угрюмые, и очень печально это видеть. Улыбающегося человека вы там не встретите.

 

Алексей Синило. Фото - Марина Банделюк


Всего 0 комментариев

Ещё по теме

img
Сегодня, 21 июля
Все материалы
Все материалы
Все материалы

Архив